Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

Что обычно делают и что запрещено в автобусах Финикса

В комментариях к посту Про русский мир я писала о табличках в автобусах Финикса, которые задают "правила хорошего тона и поведения" на борту (и часто игнорируются, потому что срали амеры на правила, если им чего-то хочется и удобно).

Запрещающие знаки немного отличаются, но обычно содержат примерно следующий набор:





Мазер факер

Посылаю лучи долговременного поноса девелоперам и PM сервиса Google Maps для Андроида. Досовершенствовали до того, что нифига не работает. Раньше можно было указать конечную точку маршрута и получить расписание автобусов во вменяемом виде: номер автобуса, время отправления, время в пути, время прибытия, улицы/остановки, на сколько минут опаздывает/вперед графика. То, что сейчас они понаделали, - это термоядерный бредос. Вероятно, пытались скоммуниздить идею сервиса Uber: там заказываешь машинку, и в режиме реального времени отображается время ожидания и текущее мастонахождения водителя. Не получилось, могу сказать честно. На втором скриншоте, собственно, все видно. Я прям не знаю, кто эту хрень тестировал? Выпускники известной Школы что-ли? И ладно бы баги поправили, но уже 1,5 месяца прошло, и чем дальше - тем хуже. Куды бечь? Кого бить?



Лебединая песня. Часть 4. Нью-Йорк. Метрополитен опера.

Как я уже писала, многие в Америку едут за Мечтой с большой буквы М (тем более что финансовые расчеты наглядно показывают всю практическую несостоятельность барышной затеи). И если уж не вкладываться в акции МММ, рискуя прогореть в любой момент времени, то уж одну М из трех позволить себе может каждый, каждый из тех, кто посетил Нью-Йорк. Я говорю о Метрополитен Опера.

Мне, как человеку выросшему на классической музыке (которая – мой состав крови, мой генокод – ни больше, ни меньше), завсегдатаю оперных спектаклей, не побывать в Мет было невозможно.

Collapse )

Лебединая песня. Часть 2. Сиэттл.

Итак, я остановилась в “Studio 6” - в extended stay отеле, который предоставлял номера – студии с интернетом, телевизором и полной укомплектованной кухней (что было важно, так как Сиэттл – не Нью-Йорк и кафешек на каждом углу там не найти) и общественной прачечной на этаже. Для того, чтобы представить, как выглядит отель, достаточно вспомнить тюрьмы из американских фильмов: 2 этажа, окантованные металлическими перилами, вход в каждый номер – прямо с улицы. В таких отелях любят останавливаться автомобилисты и просто путешественники с домашними питомцами.

Collapse )

Проза жизни. Бытовые культурные традиции.

Мне кажется, одна из самых сложных частей эмиграции – это приобщение к чужой культуре. Точнее говоря, в данном случае для меня, как человека из Питера, – чужому бескультурью. Если вспомнить бэкграунд, прости господи, людей моего поколения: это обязательная музыкальная школа или художественная, или балетный кружок (или даже все вместе), непременная вышка и чуть ли не с младенческого возраста походы по театрам-музеям.

Америка в этом смысле страна попроще, особенно для тех, кто начинает с самых низов и пользуется общественным транспортом. Местами невыносимая. Даже объективно отдавая себе отчет, что образование здесь ОЧЕНЬ платное и доступно немногим (приходится входить в положение), примириться с целым рядом вещей бывает просто невозможно.

Я опущу подробности остроумного американского юмора – он давно уже притча во языцех (в мире ни у кого на эту тему иллюзий нет уже давно, даже мифы сдохли от безнадеги). Но вот привычка обсуждать человека в его же присутствии как неодушевленный предмет меня вымораживает напрочь. В России – это страшное бескультурье и моветон, можно и по фэйсу схлопотать. Здесь же – нет, норма существования. Самое печальное, что в обратную сторону правило не работает. А отсутствие логики и рефлексии – это точка в любом диалоге.

Также многим американцам как-то не свойственно думать о ком-то, кроме себя-любимых. Сесть в автобусе на заднее сиденье и положить ноги в натруженных ароматных кроссовках на соседний ряд – ну, раз ему удобно, чего ж не сделать? То что потом от стойкого амбре не спасают открытые настежь форточки на окнах – мелочи жизни (кисейным барышням здесь не место).

Атас, хватай мешки – вокзал отходит автобус приближается! Это повод бросить недопитый стакан кофе / колы / еще какой отравы /коробку от гамбургера прямо на скамейке, хотя до урны пройти – 1 метр ровно (если находиться на противоположном конце остановки). Притом, у водителей автобусов, клянусь, нет обыкновения с садистским удовольствием щелкать дверью перед носом зазевавшегося пассажира.

Или мне еще очень нравится привычка размещаться на противоположных бортах автобуса и при этом орать на весь салон. Казалось бы – сядь рядом и беседуй, места полно (общественный транспорт практически пуст, на нем перемещаются только такие же нищеброды, как я). Я не знаю, обвинений в харрасменте они что-ли боятся, если ненароком заденут груди болтливой соседки?

У меня был изумительный случай, который расставил все точки над Ё. На задних рядах автобуса рядом со мной расселась компания загорелых американцев. Орали так, что уши закладывало. Наушники с музыкой на полную катушку откровенно не спасали. У дамы с внушительным афедроном, как назло, был резкий противный голос, который на верхних нотах ультразвуком полностью выносил мозг. Я сняла наушники и сказала, что у меня уже голова болит – настолько децибелы зашкаливают. Мне предложили вместе с вещами перебраться в дальнюю часть салона. Короткая (за отсутствием у меня должного словарного запаса) перебранка завершилась по-детски обезоруживающим признанием дамы, зачем она орет как резаная на весь автобус: «Я так хочу!». Пазл сошелся в очередной раз. Хочет! (Мне сразу вспомнилась стихотворная шутка о собачье-кошачьем счастье, заключающемся в свободе туалетных проявлений.)

Часть компании вышла из автобуса и я решила проверить теорию обратной связи и обучаемости на практике: сказала в сторону, но так, чтоб было слышно: "Fucking <общеупотребимый термин для наименования загорелых людей>". Дальше мы всей толпой ждали следующего автобуса. В воздухе проскакивали искры электрического разряда. Что вы думаете? Обиженный (с чего бы это?) товарищ уселся со мной рядом и потребовал убрать звук – ему, внезапно, стала мешать музыка, рвущаяся из моих наушников. Пришлось делать морду кирпичом и с милой иезуитской улыбочкой отбазариваться: «Извините, я вас не слышу». Думаете, дошло? I bet, no.